Роман Поборчий

Жизнь прекрасна и удивительна


Previous Entry Поделиться Next Entry
Настоящий человек, незаслуженно малоизвестный
prs


Что-то я в последнее время всё на кого-то ругаюсь, критикую, надо, подумалось, написать что-нибудь незамутнённо-хорошее. Как раз недавно познакомился с творчеством человека, о котором именно так написать и хочется. Жаль, к столетию со дня его рождения не успел, но тут уж что уж... К столетию со дня рождения Нежметдинова тоже вот не успел.

Начну, как водится, издалека. В далёком 2009 году сидели мы как-то вечером в ресторане (не помню, в каком) в Москве втроём с к тому моменту уже бывшими коллегами по Интелу. В Интеле на тот момент продолжал работать лишь один из нас, он-то и рассказал о новом проекте "Технологическое имя России", который он пытался замутить. Смысл вкратце сводился к тому, чтобы создать людям площадку для голосования за самого лучшего российского учёного, наподобие незадолго до того закончившегося проекта "имя России", проведённого телеканалом "Россия".

Так вот, этот коллега весь вечер тонко троллил: по литературе, говорит, россиянам нобелевскую премию легко дают, стоит только что-нибудь антисоветское написать, а в естественных науках — гораздо реже. У нас всегда считалось, что это такая политическая дискриминация, но по совести, сколько российских и советских учёных и изобретателей вы можете вспомнить в связи с их открытиями и изобретениями, сохранившими свою актуальность до наших дней? Желательно ещё, чтобы это была не водородная бомба и не пистолет-пулемёт, а что-нибудь созидательное. Вы навскидку помните хоть одно открытие Ломоносова или изобретение Кулибина? Я тоже не помню. Тогда под пиво и непрекращающийся троллинг мы перечислили физиолога Павлова, изобретателя Яблочкова, обсудили Попова и Маркони (надо бы освежить, что там за мутная история с изобретением радио), а после подсказки вспомнили, что был же ещё, конечно, Менделеев. Думали, засчитывать или нет Эйлера (он вроде бы и русский, а вроде бы и не совсем), но уже не скажу, к чему пришли. И всё. Как-то очень негусто, да? Читателям предлагаю в качестве разминки дополнить список, не обращаясь к внешней памяти.

С тех пор каждый раз, когда неожиданно для меня оказывается, что в каком-то важном и полезном деле ключевую роль сыграл российский учёный, я всегда радуюсь и стараюсь кому-нибудь об этом рассказать.

Многие из нас так или иначе связаны с IT, и, более конкретно, с computer-human интерфейсами. Наверняка кто-то заказывал исследования на eye-tracker'е. Но вряд ли многие знают, что одним из основоположников окулографии (науки о записи движений движении глаз, из которой все эти исследования и растут), является советский биолог и физик Альфред Лукьянович Ярбус. Если вам это имя знакомо не от меня — (кто же не знает старика Крупского!) отпишитесь в каменты, я буду рад, что у меня такие образованные читатели.

Прорывная книга "Роль движений глаз в процессе зрения", объединяющая результаты работы нескольких предыдущих лет, была опубликована Ярбусом в 1965 году. Добавлю, что уже в 1967 году был опубликован перевод на английский, который выдержал 4 издания. Конечно, следить за движениями глаз пытались и раньше, саккады и фиксации к середине XX века уже были хорошо известны, но Ярбус первым продемонстрировал связь движений глаз с мышлением человека, с тем, какую задачу человек в данный момент решает. То, что по записи с eyetracker'а можно частично восстановить ход мыслей зрителя — в значительной мере именно его открытие. Конечно, тогда аппаратура была сложной в разработке и использовании, и Ярбус полагал медицину основной областью применения результатов своего труда, а мы тут всякую ерунду с его помощью оптимизируем. Но то, как используется его открытие, не умаляет заслуги учёного.

В книге есть две главы, релевантных теме выступлений, но сейчас я расскажу лишь об одной, а вторую приберегу на потом. Хочу привлечь ваше внимание к экспериментам, в которых испытуемому задавали вопросы по картине Репина "Не ждали". Если никакого вопроса не задавать, то испытуемый смотрит на картину примерно так (запись проходила в течение трёх минут):



Видно, что для человека на картине есть несколько "центров внимания", к которым он снова и снова возвращается, а есть места, на которых его взгляд вообще ни разу не останавливается. Ярбус разбивал эти три минуты на равные части и обнаружил, что рисунок движений глаз за каждый достаточно большой промежуток времени похож на все остальные. Из этого следует такой вывод: человек не будет рассматривать детали рисунка, которые кажутся ему второстепенными, если у него будет дополнительное время. Он потратит это время, чтобы ещё раз изучить те части картинки, которые кажутся ему важными. При этом нужно помнить, что траектория движения глаз у каждого человека своя, и то, что кажется важным разным людям, не обязано на 100% совпадать.

Если поставить тому же испытуемому конкретную задачу, например, определить возраст людей, изображённых на картине, то центры внимания смещаются:



Человек счёл лица релевантными задаче, и рассматривает практически только их. Если попросить оценить материальное положение семьи, то фокус снова смещается, на сей раз на одежду:



Шахматист, кстати, тоже по-разному смотрит на доску с одной и той же расстановкой фигур в зависимости от того, ищет ли он выигрывающий ход или оценивает позицию.

Мораль истории такая: человек будет подробно что-то рассматривать только тогда, когда ему это для чего-то нужно. Показывая на слайдах сложную картинку или схему, не рассчитывайте, что зрители вникнут в детали, если дать им больше времени. Не вникнут. Вникнут они только тогда, когда им нужно будет по этой схеме решить задачу или ответить на вопрос. Задавать людям вопрос на подумать, подкреплённый схемой — очень хорошая, на мой взгляд, практика.

В заключение хочу отметить, что я всегда особенно уважал поколение людей, которые прошли войну и смогли после неё вернуться к сложной интеллектуальной деятельности. Ярбус окончил физфак Московского Университета в 1941, а пять последующих лет провёл в рядах Красной Армии, воевал сначала в Карелии, затем был переведён на Дальний Восток, где застал боевые действия с Японией, и демобилизовался лишь в 1946 году. Чтобы начать после этого научную карьеру, нужно быть настоящим учёным, человеком, для которого нет в жизни ничего важнее, чем знать правду об устройстве мира.

В общем, если кто-то ещё вредный и дотошный пристанет к вам с вопросом о российских учёных, открывших что-то важное и по сей день актуальное, Альфред Ярбус — отличный ответ. Спасибо ему за всё, что он сделал.

  • 1
Ломоносов - атмосферу на Венере.
Можайский, Черепановы, Сикорский, Зворыкин (последние два под вопросом - уехали). Какое-то вроде бы отношение наши имеют к изобретению парашюта. Цветное фото, тоже фамилию не помню чувака. Циолковский и кто-то там еще - основоположники всяких теорий реактивного движения.
Это только из головы. А если еще погуглить... :)

Ломоносов — правда, теперь и сам вспомнил. Берём.

Циолковский — персонаж мутный, возможно, что больше раскрученный, чем реально толковый. Я, впрочем, только с одним физиком по образованию обсуждал Циолковского, и такую оценку Константина Эдуардовича почерпнул от него. А своей физики у меня недостаточно, чтобы вынести суждение. Поэтому я его сам в список и не включил.

Гуглить по условиям задачи запрещено. А так-то да. =)

N лет тому назад читал по диагонали "Eye Movements and Vision" на английском, найдя по ссылкам, кажется, у Goldberg-а, надо сказать, что не сразу тогда обнаружил, что оригинал отечественный.

Это как-то было связано с научной работой по классификации картинок? Если просто ради любопытства, то придётся надеть шляпу, специально чтобы её снимать и кланяться. =)

Да, связь на лицо :) можно сказать, что eye tracking был одной из отправных точек.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account