Роман Поборчий

Жизнь прекрасна и удивительна


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про видеообращения
prs
В предыдущем посте я затронул тему выступлений по видеоконференции, а сейчас мне кажется уместным посмотреть в смежную область и немного поговорить про видеообращения. Начну с того, что я — мастодонт человек ещё XX века и, возможно, так чего-то важного и не догнал. Массово встречающиеся видеообращения в блогах вызывают у меня удивление, мне кажется, что почти всегда этот формат не подходит для той задачи, которую решает автор. Читать — заведомо быстрее, чем говорить (==> чем слушать тоже), а значит, на просмотр видеообращения читатель потратит больше времени, чем на прочтение поста с тем же содержанием. Кроме того, мы банально не всегда можем себе позволить включить звук (да-да, случалось, я читал блоги в рабочее время вместо работы). То есть при прочих равных мы просто теряем часть читателей. Мне видеоформат кажется уместным только в двух случаях:

• Вы работаете с каким-то реквизитом и, кроме собственно рассказа, что-то ещё показываете. Разобрать и собрать автомат, достать картридж из принтера, правильно выполнить какое-нибудь мудрёное упражнение, — всё это вещи, которым лучше учиться на живом примере, чем по описаниям.

• Вы рассказываете что-то очень длинное (например, отвечаете на 100 вопросов от поклонников). Говорить, конечно, медленнее, чем читать, но зато гораздо быстрее, чем писать. То, что можно рассказать за пару часов, не вдруг напишешь и за сутки, а если этих суток жалко, то видео — наш выбор.

Попали ли вы в один из этих двух случаев, или по какой-то другой причине, но всё же вы решили записать видео. Как именно в этом деле можно с непривычки накосячить?

Во-первых, оказывается, что человеку трудно быть естественным, когда он обращается не к людям, а к камере. Камера вместе с оператором ещё так-сяк катит за человека, а вот камера, закреплённая на штативе, собеседником не является никак. Способность обращаться к ней так же, как к человеку, приходит только вместе с большим опытом, да и то не ко всем.

Свечку я, конечно, не держал, но мне кажется, что в видео ниже (взято из этого поста) Александр Левитас разговаривает именно с камерой на штативе:



Что тут важно? Когда мы говорим с человеком, мы реагируем на его поведение, на выражение лица, жесты. Собеседник и остальные люди, которые нас видят, воспринимают при этом наше лицо естественно. Когда мы говорим с камерой, наш взгляд на ней жёстко закрепляется, а лица собеседника мы при этом не видим и не можем на него реагировать. Ничего критичного тут нет, но у зрителя возникает некоторое ощущение неправильности. На мой взгляд, это отвлекает от основной мысли рассказа.

Сравните (изначально опубликовано тут):



Съёмка, несомненно, также проводится камерой на штативе, но объект съёмки выглядит значительно естественнее. Почему? Потому что он обращается к людям. Неважно, что эти люди даже не попадают в кадр, они меняют выступающего в лучшую сторону самим фактом своего присутствия.

Я из увиденного предлагаю вывести, что при записи видео не обязательно и даже противопоказано всё время смотреть в камеру, а также желательно иметь собеседника-адресата и обращаться к нему. Этот адресат, в худшем случае, может совпадать с оператором, но может быть и человеком рядом с оператором. Видно или не видно его в кадре, можно решать по месту, как удобнее и как лучше вписывается в сюжет.

Во-вторых, удивительно много видео страдают от ошибок кадрирования. Впечатление складывается такое, что оператор и выступающий сами не могут решить (или сам, если это один человек), то ли показывать крупно лицо, то ли сделать так, чтобы в кадре помещался весь человек, и выбирают что-то промежуточное. Это промежуточное, тем не менее, оказывается хуже любого из крайних вариантов. Дело в том, что при этом почти всегда страдает жестикуляция, поскольку руки, с одной стороны, в кадр не помещаются, а с другой стороны, зрителю видно достаточно, чтобы понять, что они всё-таки есть и где-то там шевелятся. Это создаёт паразитную, не относящуюся к делу жестикуляцию и, как следствие, зашумляет то сообщение, которое мы хотим передать.

На первом ролике Александра Левитаса эта проблема видна довольно ярко. Его руки живут своей жизнью, но проследить за этой жизнью нельзя.

Не избежал этой ошибки и Александр Орлов, посмотрите секцию с его речью (~7 первых минут) из анонса к программе "Формула работы с людьми":



Сначала похвалю, благо есть за что. Обратите внимание на реквизит. Александр не просто говорит, а ещё и рисует на флипчарте. Это очень правильно и хорошо: сразу напоминает интересную лекцию и оправдывает формат видео (даже при том, что вещи на рисунке довольно простые). Однако, когда он не рисует, а обращается к зрителям, нижний край кадра разрезает его руки ровно посередине, и махать ими после этого становится неудобно. Выразительность речи при этом чуть-чуть страдает. Повреждения, которые это наносит речи, безусловно, не фатальны, но ведь и устранить их можно практически бесплатно. Side note: если вам таки нужно снять видео, хотя по формату оно не очень подходит, то рисование на флипчарте или маркерной доске его отлично оживит.

В качестве примера того, как кадрироваться совсем правильно, предлагаю посмотреть Никиту Михалкова (достаточно первых двух минут вот из этой записи). К его деятельности по защите авторских прав можно относиться по-разному, но Никита Сергеевич, несомненно, великолепно умеет вести себя перед камерой:



Обратите внимание, что сначала видно крупным планом практически одно лицо, а на 0:57 происходит смена ракурса, и оратор попадает в кадр целиком, что на 1:07 позволяет ему проиллюстрировать свою речь размашистым жестом. Вообще съёмка на две камеры, одна из которых крупно показывает лицо, а другая — всего выступающего, позволяет смонтировать гораздо более выразительное видео из того же самого выступления, чем если снимать его лишь на одну камеру.

Например, вот ответы Артемия Лебедева на вопросы после индоэтноэкспа:



Нужно посмотреть минут 10-15, чтобы совсем проникнуться. Отметим, что, когда Артемий долго смотрит в камеру, он выглядит так же странно, как и любой другой человек на его месте. У него не штатив, а оператор, но всё же оператор не совсем человек. Тем не менее, спасает, во-первых, реквизит (это ноутбук). Если заглянуть в экран, чтобы прочитать там следующий вопрос, то можно ещё несколько секунд безопасно подумать и затем продолжать говорить. Кроме того, периодически возникают врезки с боковой камеры, на которую Артемий никогда не смотрит. Это разбавляет взгляд, гвоздиком прибитый к камере. С кадрированием всё отлично: в одном случае видно только лицо, в другом — весь торс и руки.

Результат, на мой взгляд, очень хороший, притом что как выступающий Лебедев не радикально отличается от, например, Левитаса. Разница достигается за счёт технических приёмов, которыми всех призываю не пренебрегать.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account